?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


На следующий день прибыли 600 национальных гвардейцев из Филадельфии. Они получили приказ очистить пути товарной станции. Солдаты двинулись на толпу, раздались выстрелы. Погибло 20 человек. Еще больше людей получили ранения. Сообщения о расстреле вызвали бунты и поджоги в железнодорожных депо Питтсбурга. Президент Резерфорд Хэйес направил в Питтсбург федеральные войска, чтобы пресечь разгул толпы. Когда войска прибыли, схватка уже закончилась. В дымящихся руинах обнаружили обломки более 2000 железнодорожных вагонов. Десятки зданий лежали в развалинах.

Перепощу полностью.
http://www.bigpi.biysk.ru/aaa/BCE/economy/labor.htm

РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ В США


Айра Пек

ЭКСПЕРИМЕНТ В ЛОУЭЛЛЕ
РОСТ ФАБРИЧНОГО ПРОИЗВОДСТВА
ЗАКОНЫ О ЗАГОВОРЩИЦКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
БОРЬБА РАБОЧИХ СОЮЗОВ
РЫЦАРИ ТРУДА
«БУТЕРБРОДНЫЙ» (ПОТРЕБИТЕЛЬСКИЙ) ЮНИОНИЗМ
КРАСНАЯ ОПАСНОСТЬ И ДЕПРЕССИЯ
ОТ СОЗДАНИЯ КПП ДО ПРИНЯТИЯ ЗАКОНА ТАФТА-ХАРТЛИ
ЕДИНСТВО И ПЕРЕМЕНЫ




В Соединенных Штатах занималась заря промышленной революции. В 1821 году в городе Лоуэлл, штат Массачусетс, началось сооружение крупного хлопкоперерабатывающего завода. Он был первым из тех, которые должны были быть построены там в последующие 10 лет. Приводить в движение станки, превращающие хлопок в пряжу и ткущие из нее материю, предстояло воде. Все, что было необходимо владельцам мануфактуры — это надежная рабочая сила для обслуживания оборудования.

Поскольку работа на ткацких фабриках не требовала ни особой физической силы, ни квалификации, хозяева полагали, что женщины справятся не хуже, а то и лучше мужчин. К тому же они были и послушнее. На фермах Новой Англии жило много молодых незамужних женщин, которых можно было набрать на фабрики. Но отпустят ли их работать на фабриках строгие родители — фермеры Новой Англии? По большей части — вряд ли. Рано или поздно, считали фермеры, фабричные рабочие подвергнутся эксплуатации и погрязнут в беспросветной нищете. Экономические «законы» вынудят их трудиться все больше и больше за все меньшую и меньшую плату. Ранее подобных воззрений придерживался Томас Джефферсон — фермер из Вирджинии, автор Декларации независимости и Президент США, — а наряду с ним и ряд других лидеров Америки.

ЭКСПЕРИМЕНТ В ЛОУЭЛЛЕ

Так как же тогда удавалось хозяевам набрать женщин-работниц? Путем постройки для них добротных жилищ. Присматривали за порядком в них женщины постарше, следя за тем, чтобы девушки соблюдали строгие правила морали. Девушек поощряли ходить в церковь, читать и посещать лекции. Они откладывали часть заработка, чтобы помогать своим семьям или скопить к замужеству. Ведь работать на фабрику нанимались не навечно; это был лишь короткий период, прежде чем девушкам предстояли традиционные роли жен и матерей.

Молодые работницы получали немного — в среднем 3,5 доллара в неделю. Но в те времена полдюжины яиц стоили 5 центов, а целый цыпленок —15. Рабочий день на фабрике длился долго. Обычно девушки трудились от 11 до 13 часов в день по шесть дней в неделю.

Владельцы мануфактуры в Лоуэлле рассчитывали, что машины принесут не только прибыль, но и прогресс. От богатства, созданного производством массовой продукции, выиграют и капиталисты, и рабочие. Некоторое время фабричная система в Лоуэлле функционировала отлично. Население городка выросло от 200 человек в 1820 году до 30000 в 1845. Но условия труда на фабриках в Лоуэлле уже начали меняться. Перед лицом растущей конкуренции хозяева начали снижать расценки, стремясь уменьшить себестоимость и цены готовой продукции. Они увеличили число станков, обслуживаемых каждой работницей. Кроме того, начали перенаселяться общежития работниц. Иногда восемь девушек вынуждены были жить в одной комнате.

Казалось, сбываются пророчества Томаса Джефферсона. В 1836 году полторы тысячи фабричных работниц объявили забастовку, протестуя против снижения заработной платы. Но тщетно. В Соединенные Штаты из Европы хлынули потоки отчаянно нуждавшихся иммигрантов. Чтобы заработать на жизнь, они были готовы и на низкую зарплату, и на плохие условия труда. Вскоре работницы-иммигрантки сменили на фабриках фермерш-«янки».

Многим людям казалось очевидным, что справедливости для тех, кто живет заработной платой, добиться непросто. Американским рабочим предстояла долгая и трудная борьба за справедливое обращение. В процессе этой борьбы все большее число рабочих обращалось за помощью к трудовым союзам. Им предстояло испытать насилие, жестокость и горечь поражений. Но в конечном счете они достигнут такого уровня жизни, какой был неизвестен рабочим ни в один другой период истории.

РОСТ ФАБРИЧНОГО ПРОИЗВОДСТВА

В колониальной Америке большая часть товаров производилась вручную в домашних условиях. Частично — в мастерских рядом с домом. По мере перерастания поселков в города рос спрос на промышленные товары. Некоторые владельцы мастерских начали нанимать работников для расширения производства. Отношения хозяев с работниками носили, в целом, гармоничный характер. Работали бок о бок, имели одни и те же интересы, разделяли общие политические взгляды.

Система фабричного производства, зародившаяся в начале 19 века, влекла за собой коренные изменения. Хозяин не работал более рядом с нанятыми им людьми, он превратился в управляющего и коммерсанта, который редко видел своих рабочих. И беспокоило его не столько их благополучие, сколько стоимость их труда. Многих рабочих возмущали перемены, рожденные фабричной системой. В прошлом они очень гордились своим мастерством, сейчас же практически всю работу выполняли машины, низводя квалифицированных мастеров до уровня простых чернорабочих. В трудные времена им грозила потеря места. Ведь их легко можно было заменить теми, кто согласится на более низкую плату. Квалифицированным ремесленникам промышленная революция несла разорение, а не прогресс. По мере развития фабричного производства многие рабочие начали организовываться в трудовые союзы для защиты своих интересов. Первый союз, проводивший регулярные собрания и собиравший членские взносы, учредили сапожники в 1792 году в Филадельфии. Вскоре их примеру последовали плотники и кожевенники Бостона и печатники Нью-Йорка. Тактика профсоюзов в те давние времена была проста. Члены союза договаривались о расценках, которые считали справедливыми. Они обязывались не работать на хозяев, отказывавшихся платить установленную ими сумму. Также они стремились принуждать нанимателей брать на работу только членов союза.

ЗАКОНЫ О ЗАГОВОРЩИЦКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Хозяева нашли эффективное средство защиты своих интересов в судах. В 1806 году перед судом Филадельфии предстали восемь сапожников по обвинению в руководстве неудавшейся забастовкой. Суд вынес решение, объявившее незаконной любую попытку организовать рабочих в борьбе за увеличение заработной платы. Трудовые союзы объявили «организациями заговорщиков», действующих против интересов хозяев и общества. В последующих делах подобного рода суды объявляли чуть ли не любые действия рабочих союзов, направленные на повышение заработной платы, потенциально преступными. Эти судебные решения воспрепятствовали эффективной деятельности первых американских рабочих союзов. Лишь в 1842 году американские рабочие вновь получили возможность вести организованную борьбу. В том году перед судом в Бостоне предстали несколько членов союза сапожников. Их обвиняли в отказе работать вместе с рабочими, не состоявшими в их союзе. Муниципальный судья признал их виновными в заговорщицкой деятельности. Но апелляция к суду высшей инстанции закончилась победой для всего рабочего движения. Председатель Верховного Суда Лемюэл Шоу не нашел ничего незаконного в объединениях рабочих в союзы для проведения мирной деятельности. Рабочие имеют право на организацию, объявил он. Решение Шоу нашло широкое признание. На протяжении многих последующих лет рабочим союзам можно было больше не опасаться обвинений в заговорщицкой деятельности.

БОРЬБА РАБОЧИХ СОЮЗОВ

На протяжении последовавших двух десятилетий союзы боролись за десятичасовой рабочий день и против использования детского труда. Их деятельность нашла сочувственный отклик у законодательных органов ряда штатов. В 1851 году, например, штат Нью-Джерси принял закон о десятичасовом рабочем дне на всех производствах и о запрете найма детей младше десяти лет. Тем временем городские профессиональные союзы объединялись в федерации. Квалифицированные рабочие ряда отраслей промышленности организовали общенациональные союзы, стремясь добиться повышения заработной платы и улучшения условий труда. Борьба за увеличение заработной платы вылилась в сотни забастовок в 1850-х годах. Самой обширной оказалась забастовка сапожников в Новой Англии в 1860 году. Началась она в городе Линн, штат Массачусетс, когда фабричным рабочим отказали в требовании прибавить к заработной плате три доллара в неделю. Вскоре забастовка охватила штаты Мэн и Нью-Хэмпшир. Около 20000 рабочих приняли участие в стачке. Завершилась она победой сапожников. Вскоре аналогичные победы были одержаны и союзами других профессий. Успех привел к росту рядов профсоюзов. Однако в массе своей американские рабочие в целом жили лучше европейских и имели больше надежд на еще лучшую жизнь. По этой причине большинство рабочих не вступали в союзы.

В годы, последовавшие за гражданской войной (1861-1865), широчайший рост промышленности преобразил Соединенные Штаты. Когда-то они были страной мелких ферм. К началу 20 века США стали страной растущих больших городов, страной машин, добычи угля и производства стали, страной быстрых средств связи. Хотя условия жизни в целом улучшились, миллионы промышленных рабочих обитали в перенаселенных антисанитарных трущобах. В периоды экономических спадов их положение становилось просто ужасным. И тогда для них было привычным объявлять забастовку и воевать с хозяевами. Между 1865 и 1900 годами ожесточенные битвы возникали не раз. И порой города страны походили на поля сражений.

Самым, пожалуй, бурным столкновением между рабочими и хозяевами была Великая железнодорожная забастовка 1877 года. Страна вот уже четыре года находилась в тисках сурового экономического кризиса. За этот период железнодорожные компании снизили заработную плату своим рабочим на 20 процентов. Многие железнодорожники жаловались, что оказались не в состоянии содержать свои семьи, но сделать практически ничего не могли. Профсоюзы тогда были слабыми, бастовать рабочие опасались, ибо кругом было полно безработных, которые охотно заняли бы их места. Тем не менее сложился тайный союз железнодорожников, готовый оказать сопротивление хозяевам.

Затем в 1877 году четыре крупных компании объявили о дальнейшем снижении заработной платы на 10 процентов. Более того, Пенсильванская линия потребовала от кондукторов грузовых поездов обслуживать вдвое большее количество вагонов. 16 июля началась стачка на линии Балтимор-Огайо и быстро охватила другии линии. 19 июля железнодорожники станции Питтсбург Пенсильванской железной дороги отказались пропускать товарные поезда. (Пассажирские поезда пропускали беспрепятственно, поскольку те перевозили федеральную почту.) На следующий день губернатор направил части национальной гвардии штата выдворить забастовщиков с товарной станции. Но это были жители Питтсбурга, у многих из них среди забастовщиков были друзья и близкие. Вскоре они смешались с толпой мужчин, женщин и детей, заполонивших товарную станцию.

На следующий день прибыли 600 национальных гвардейцев из Филадельфии. Они получили приказ очистить пути товарной станции. Солдаты двинулись на толпу, раздались выстрелы. Погибло 20 человек. Еще больше людей получили ранения. Сообщения о расстреле вызвали бунты и поджоги в железнодорожных депо Питтсбурга. Президент Резерфорд Хэйес направил в Питтсбург федеральные войска, чтобы пресечь разгул толпы. Когда войска прибыли, схватка уже закончилась. В дымящихся руинах обнаружили обломки более 2000 железнодорожных вагонов. Десятки зданий лежали в развалинах.

Многих забастовщиков бросили в тюрьмы, остальных уволили. Разгул насилия в Питтсбурге и других городах вызвал в обществе шок. Многие искренне считали шахтеров, железнодорожников и других рабочих обыкновенными уголовниками. Во многих штатах законодательные органы приняли новые законы о заговорщицкой деятельности, направленные на подавление активности рабочего класса. Но Великая железнодорожная забастовка 1877 года в известном отношении и помогла рабочим. Некоторые железнодорожные компании отменили объявленные ранее сокращения заработной платы. Еще более важным результатом забастовки оказалась солидарность, проявленная шахтерами, металлургами и рабочими других отраслей. Рабочий класс ощутил свою силу и сплоченность.

РЫЦАРИ ТРУДА

Забастовка железнодорожников побудила многих рабочих вступить в растущие ряды общенациональной организации трудящихся, торжественно именовавшейся «Благородный святой орден рыцарей труда». Орден был основан в 1869 году небольшой группой рабочих фабрики готового платья в Филадельфии. Их профсоюз проявил неспособность к эффективной организационной деятельности. Видимо, потому, как считали рабочие, что члены его были слишком хорошо известны. Хозяева уволили их, а фамилии занесли в «черный список». Другие хозяева не хотели принимать на работу тех, чьи имена фигурировали в этом списке. И тогда рабочие пришли к двум выводам:

• Необходимо соблюдение секретности для защиты членов союза от доносчиков.

• Рабочие союзы, разделенные по принципу профессиональной принадлежности, обречены на провал.

Членство в Ордене рыцарей труда было открыто для всех, живущих заработной платой, достигших 18-летнего возраста, независимо от расовой принадлежности, пола и квалификации. Новые члены давали клятву о соблюдении тайны, обещали никогда не разглашать ни названия Ордена, ни имен его членов.

Для обеспечения секретности рыцари прибегали к шифрам и кодам. Собрания созывались с помощью таинственных знаков, нарисованных мелом на заборах и тротуарах. Эмблемой Ордена служили пять звездочек (*****). Членам ордена приходилось изучать условные рукопожатия и пароли.

Программа рыцарей труда включала восьмичасовой рабочий день, принятие законов, устанавливающих минимальный недельный заработок, решение трудовых конфликтов посредством арбитража вместо забастовок, принятие закона об охране здоровья и безопасности труда промышленных рабочих, равную плату за равный труд, запрет найма детей до 14-летного возраста, национализация железных дорог, телеграфных и телефонных средств связи.

Сохранять деятельность рыцарей в полной тайне оказалось невозможным. Слухи о них просочились в печать. Газетные статьи обычно значительно преувеличивали силу и влияние Ордена. Под давлением общественного мнения рыцари начали действовать открыто. Но раскрывать имена членов Ордена нанимателям по-прежнему запрещалось.

Ряды рыцарей росли медленно. К 1884 году Орден насчитывал лишь 52 000 человек. Но в том же году под руководством рыцарей объявили забастовку рабочие двух крупных железнодорожных компаний. Обе стачки закончились полной победой рыцарей. И тогда по всей стране рабочие ринулись в их ряды. Два года спустя в Ордене состояло 750000 членов. Газеты предупреждали читателей о могуществе рыцарей. «Их вожди способны закрыть почти все заводы и фабрики и вывести из строя железные дороги», — отмечала одна из них. В глазах многих Орден ассоциировался с опасными радикалами. Последующие забастовки на железных дорогах, возглавленные рыцарями, закончились поражениями. Орден оказался далеко не столь всемогущим, как предполагалось. Начался массовый выход рабочих из его рядов. Десять лет спустя после своих величайших побед Орден рыцарей труда распался.

«БУТЕРБРОДНЫЙ» (ПОТРЕБИТЕЛЬСКИЙ) ЮНИОНИЗМ

Руководящие позиции угасающего ордена оспаривала новая рабочая организация — Американская федерация труда (АФТ), основанная в 1886 году Сэмюэлем Гомперсом, руководителем союза табачников.

Лучшей формой организации Гомперс считал профессиональные союзы квалифицированных рабочих. Чернорабочие без труда заменялись другими во время забастовок. Квалифицированную же рабочую силу заменить сразу сложно.

Первоначально Федерация труда сложилась из шести основных союзов профессиональных рабочих: табачников, плотников, печатников, чугунолитейщиков, сталеваров и стекольщиков. Новая организация далеко не сразу добилась успеха. Десять лет АФТ и рыцари вели упорную борьбу между собой. Но ситуация складывалась не в пользу рыцарей. Ряды и влияние руководимой Гомперсом АФТ неуклонно росли. К 1904 году АФТ, насчитывавшая 1,75 миллионов членов, стала ведущей рабочей организацией страны.

В те годы многие рабочие стран Европы вступали в революционные рабочие движения, проповедующие отказ от капитализма и установление новой социалистической системы экономики. Большинство американских рабочих, однако, пошло за Гомперсом, подходившим к решению проблем рабочего класса с сугубо прагматических позиций. Целью становилось создание союзов достаточно мощных, чтобы суметь потребовать большую долю в распределении богатств, которые рабочие помогали создавать. Рабочие стремились не к разрушению экономической структуры страны, а к более эффективной отдаче от нее в их пользу.

Основную задачу союзов Гомперс видел в заботе о повседневном благосостоянии своих членов, а не в политической борьбе. Был он убежден и в том, что социализм в Соединенных Штатах не приживется, но конкретные требования повышения заработной платы и сокращения рабочего дня позволят добиться лучшей жизни для рабочего люда. Эта платформа известна как «бутербродный» (потребительский) или «простой и чистый» юнионизм.

Ярким исключением из прагматических «потребительских» подходов к профсоюзному движению, свойственных большинству американского рабочего класса, служила позиция организации Индустриальные рабочие мира (ИРМ) — революционного рабочего союза, созданного в 1905 году в Чикаго под руководством Юджина В. Дебса. ИРМ призывал к свержению капитализма путем стачечной борьбы, бойкотов и саботажа. Имевший особенно сильные позиции среди текстильщиков, докеров, сезонных рабочих и лесорубов, ИРМ достиг своего пика массовости — 100000 членов в 1912 году. Став жертвой гонений со стороны федеральных следственных органов, а также объектом антирадикальной истерии, начавшейся в 1917 году, ИРМ практически прекратил существование к 1918 году.

В начале 20 столетия всю Америку охватило мощное реформистское движение, именуемой прогрессизмом. Его возглавили университетские профессора, священнослужители, врачи, работники социальных служб. Движение ставило целью улучшение условий жизни всех американцев. Прогрессисты хотели добиться большего равенства в политической системе. Они также хотели большей демократизации в экономической системе. Те, кто владеет природными ресурсами страны, говорили лидеры движения, должны поделиться частью своего богатства с теми, кому меньше повезло. Движение находило отклик у фермеров, мелких предпринимателей, женщин и рабочих. Оно захватывало разные политические партии и не обращало внимания на региональные границы. Движение пользовалось поддержкой трех Президентов страны: Теодора Рузвельта, Уильяма Тафта и Вудро Вильсона.

Прогрессисты разделяли заботы рабочего класса. Особую тревогу вызывало растущее число выносимых судами решений о прекращении забастовок. Прогрессисты протестовали против подавления забастовок силами федеральных войск и национальной гвардии штатов. Возмущали их и бесчеловечные условия труда на заводах и в шахтах.

Прогрессисты и АФТ оказывали давление на правительства штатов, добиваясь принятия законов, защищавших интересы трудящихся. Почти все штаты приняли законы, запрещавшие найм детей до 14 лет. 37 штатов запретили использование труда подростков младше 16 лет с 7 часов вечера до 6 часов утра. 19 штатов ввели в промышленности восьмичасовой рабочий день для подростков, не достигших 16 лет.

Заботила прогрессистов и продолжительность рабочего дня для женщин в промышленности. В 41 штате приняли новые или улучшили прежние законы, защищая права женщин-работниц. В большинстве штатов рабочий день для женщин ограничивался 9 часами в день, что составляло 54-часовую рабочую неделю.

Одной из важнейших забот прогрессистов стали несчастные случаи на производстве. Они добивались платы жертвам несчастных случаев, независимо от их причины, и считали, что страховка должна выплачиваться за счет нанимателя. К 1917 году 13 штатов приняли законы о компенсации производственного травматизма. Многие штаты приняли законодательство, повышающее требования к технике безопасности.

Союз прогрессистов и АФТ также боролись за федеральное законодательство в пользу рабочего класса. Конгресс отозвался на это принятием законов о защите интересов детей, железнодорожников и моряков. Он также учредил в кабинете Президента министерство труда. Самым же значительным шагом стал принятый в 1914 году закон Клейтона, имевший целью приостановить использование антитрестовского законодательства и судебных решений против рабочих союзов.

Больших успехов добились рабочие организации во время первой мировой войны, когда правительство учредило военную трудовую комиссию для решения трудовых конфликтов посредством арбитража. В целом комиссия проявила положительное отношение к увеличению заработной платы, введению восьмичасового рабочего дня и заключению коллективных договоров. Все это привело к значительному росту профсоюзных рядов. В январе 1917 года АФТ насчитывала 2370000 членов. К январю 1919 года в ней состояло уже 3260000 человек.

КРАСНАЯ ОПАСНОСТЬ И ДЕПРЕССИЯ

К началу 1920-х годов рабочие организации казались сильнее, чем когда-либо. Они сумели добиться от Конгресса принятия законов, ограничивающих иммиграцию в Соединенные Штаты. Союзы считали, что нехватка рабочих рук позволит сохранить высокий уровень заработной платы. Но события, развернувшиеся в Европе, уже поставили завоевания рабочих под угрозу. В 1917 году коммунистическая революция свергла правительство в России. Коммунисты предприняли попытки революций также в Германии, Венгрии и Финляндии.

В то время в Америку в основном приезжали иммигранты из стран Южной и Восточной Европы. Многие из них, столкнувшись с экономическими трудностями и социальным неравенством в жизни городов индустриальной Америки, обращались к утопическим обещаниям социалистов, коммунистов и иных политических радикальных групп, проповедовавших коренные перемены в устройстве американского общества. Тех американцев, кто более прочно стоял на ногах, охватили лихорадочные страхи, доходившие чуть ли не до истерии, что революция вот-вот разразится в Соединенных Штатах. В ответ на эти страхи федеральное правительство провело ряд рейдов, приведших к арестам, а в ряде случаев и депортациям иностранцев, бывших членами социалистических, анархических и коммунистических организаций. Всего тогда было выслано 500 иностранцев, в том числе и «красная Эмма» Голдмэн. Позже Голдмэн и некоторые другие из высланных разочаровались в большевизме, вкусив его в СССР, и вернулись в США.

Тем временем рабочие по всей Америке бастовали, добиваясь повышения заработной платы. Многие американцы считали, что этими забастовками руководят коммунисты и анархисты. Во времена прогрессистов сочувствие общества было на стороне рабочих. Сейчас же общество относилось к ним враждебно. Предприниматели поощряли антипрофсоюзное движение или создавали союзы, которые сами же и контролировали. Суды нашли юридические лазейки в законе Клейтона и выносили решения, направленные против профсоюзной деятельности. Также суды изыскали возможности применять против профсоюзов антитрестовское законодательство Шермана. Членство в профсоюзах, осаждаемых общественным мнением, предпринимателями и судами, пошло на убыль. К 1929 году в АФТ осталось 2770000 человек. И это при том, что количество занятых в промышленности рабочих выросло почти до 7 миллионов.

Для большинства американцев 1920-е годы были годами процветания. Но в октябре 1929 года произошел «крах» на нью-йоркской фондовой бирже, и акции резко упали в цене. За биржевым крахом последовал острейший экономический кризис в истории Америки. Люди теряли работу, фермы, предприятия. К 1932 году без работы осталось 13 миллионов человек — каждый четвертый работоспособный. Многие работающие были заняты только частично. В городах безработные выстраивались в длинные очереди за миской супа и ломтем хлеба. Многие из них жили в лачугах близ помоек и свалок. Юноши и мужчины бродили по стране в поисках работы.

Экономические кризисы прошлого обычно резко ударяли по союзам. Безработица влекла за собой резкое сокращение членских взносов. Кроме того союзы становились практически беспомощными и не могли препятствовать уменьшению заработной платы или увеличению рабочего дня. Но великая депрессия 1930-х годов в результате благоприятствовала союзам. В 1932 году демократ Франклин Делано Рузвельт предложил американскому народу «Новый курс». Он обещал помощь «забытому человеку» — труженику, потерявшему работу, ферму, землю. При администрации Рузвельта Конгресс принял ряд законов, стимулирующих восстановление деловой жизни и создание рабочих мест. В помощь рабочему классу был принят закон Вагнера, гарантирующий рабочим право объединяться в союзы и добиваться заключения коллективных договоров. Этим же законом учреждалось наделенное широчайшими полномочиями Национальное бюро трудовых отношений (НБТО). Бюро обладало правом назначать выборы, на которых рабочие могли определить голосованием, какому союзу они доверяют представление своих интересов. (При желании рабочие имели право отклонить любой неугодный им союз.) НБТО также наделялось правом пресекать несправедливые действия предпринимателей по отношению к союзам.

Лидеры рабочих союзов приветствовали закон Вагнера, открывший широкие перспективы роста профсоюзных рядов. Но дело осложнялось вспышкой разногласий в руководстве АФТ, состоявшей, в основном, из квалифицированных рабочих, объединенных в профсоюзы. Но в гигантских отраслях промышленности, таких как металлургическая, автомобильная, резиновая и текстильная, были заняты миллионы неквалифицированных рабочих. Некоторые рабочие вожди считали, что всех рабочих, и квалифицированных, и неквалифицированных, должен представлять единый союз. Единый большой союз рабочих отрасли будет куда сильнее десятка раздробленных союзов, основанных по профессиональному принципу, утверждали они. Возглавил группу сторонников союза промышленных рабочих Джон Льюис, президент Объединенного союза горняков.

ОТ СОЗДАНИЯ КПП ДО ПРИНЯТИЯ ЗАКОНА ТАФТА-ХАРТЛИ

Большинство руководителей АФТ отвергло идею отраслевых профсоюзов и никаких шагов к созданию их не предприняло. Тогда Льюис с группой единомышленников вышли из АФТ. Они создали новую рабочую организацию — Конгресс производственных профсоюзов (КПП).

Одной из первых задач КПП стало завоевание позиций в автомобильной промышленности. Рабочие заводов «Дженерал моторз» в городе Флинт, штат Мичиган, охотно вступали в ряды принадлежащего к КПП объединенного союза рабочих автомобильной промышленности (СРА). Они требовали от компании признания союза. Но руководство компании отказалось встретиться с представителями союза, нарушив положение закона Вагнера. В январе 1937 года СРА объявил забастовку на предприятиях «Дженерал моторз».

Тактика, примененная союзом, застигла предпринимателей врасплох. Рабочие отказали покинуть цеха. Они просто выключили станки, сложили инструменты и остались на рабочих местах, чтобы их не заняли штрейкбрехеры. По ночам спали на сиденьях готовых машин. Семьи приносили еду и передавали в окна.

Компания предприняла попытки заставить рабочих покинуть цеха. Было отключено отопление. Несмотря на зимние холода, рабочие оставались в цехах. На фабрику пыталась прорваться полиция. Рабочие отогнали полицейских, забросав их бутылками из-под содовой, кофейными кружками, стальными болтами. Полиция применила гранаты со слезоточивым газом. На этот раз рабочие отогнали полицию струями воды из пожарных шлангов.

Наконец компания обратилась в суд, вынесший решение в ее пользу. Бастующим было приказано очистить заводы «Дженерал моторз» к третьему февраля. Для обеспечения выполнения судебного постановления были вызваны части национальной гвардии. Однако побоище, которого все ждали 3 февраля, не состоялось. Губернатор штата Мичиган Фрэнк Мерфи отказался санкционировать применение военной силы против забастовщиков. Вместо этого он распорядился, чтобы руководство «Дженерал моторз» вступило в мирные переговоры с СРА. Призвал к мирному разрешению конфликта и Президент Рузвельт. Неделю спустя «ДМ» признала СРА и вступила с ним в переговоры.

В течение двух лет КПП организовал в своих рядах 3 750 000 промышленных рабочих. АФТ ответила на вызов КПП собственными организационными мерами. К концу 1937 года число членов этой организации достигло 3 400 000 человек.

На протяжении 1930-х годов Конгресс провел ряд других реформ, благоприятных для рабочего движения:

• Закон о социальном страховании 1935 года учредил гарантированную государством систему страхования по безработице и пенсионному обеспечению в старости.

• Закон о справедливом нормировании регулировал шкалу заработной платы и продолжительность рабочего дня. Были введены уровни минимальной заработной платы, позволявшие рабочим сохранить пристойный уровень жизни. Рабочий день сокращался, высвобождая время для отдыха. Закон также запрещал найм подростков до 16 лет в большинстве производственных отраслей.

Высокий уровень безработицы сохранялся в Соединенных Штатах вплоть до вступления страны во вторую мировую войну в 1941 году. Тогда начался бум в оборонной промышленности, а миллионы людей ушли в армию. К 1943 году безработица сменилась нехваткой рабочих рук. В период великой депрессии женщин призывали не претендовать на рабочие места. Сейчас же их поощряли идти работать. Вскоре женщины составили четверть всей рабочей силы, занятой в оборонной промышленности.

В период войны рабочий класс сотрудничал с правительством и предпринимателями. Дух этого сотрудничества выразил президент КПП Джон Льюис: «Когда страна подвергается агрессии, — сказал он, — долг каждого американца — встать на ее защиту». Пользуясь поддержкой федерального правительства, союз увеличивал свои ряды, объединяя к концу войны уже 14 миллионов человек. В АФТ состояло 6 800 000 членов, в КПП - 6 000 000.

С наступлением мира страну сотрясла волна забастовок — рабочие требовали повышения заработной платы. Обеспокоенные предприниматели утверждали, что закон Вагнера наделяет рабочих чрезмерным могуществом. Большинство в Конгрессе Соединенных Штатов разделяло это мнение. В 1947 году Конгресс принял закон Тафта-Хартли, содержавший ряд положений, направленных на ограничение возможностей рабочих организаций. В частности, этот закон аннулировал положение, согласно которому хозяева могли нанимать только членов профсоюза. Также правительствам штатов позволялось принимать законы о «праве на трудоустройство». Эти законы отменяли соглашения, требующие от рабочих вступать в союзы, когда их принимают на работу.

Руководители рабочих организаций отчаянно боролись против закона Тафта-Хартли. Они утверждали, что он имеет целью разгон профсоюзов. Однако несмотря на их тревоги и опасения, ряды профсоюзов продолжали расти, объединив в 1952 году 17 миллионов человек.

ЕДИНСТВО И ПЕРЕМЕНЫ

Тем временем лидеры АФТ и КПП готовили слияние своих организаций. Утрата рабочим движением симпатий общественности вызывала у них озабоченность. Единство было восстановлено в декабре 1955 года. Новая объединенная организация рабочих стала именоваться АФТ-КПП.

В последние годы отмечалось резкое сокращение рядов рабочих организаций. С 1980 года число членов АФТ-КПП упало ниже 14 миллионов. Главными причинами тому служат:

• Упадок тяжелой промышленности, когда-то бывшей оплотом юнионизма, и развитие отраслей, основанных на передовой технологии.

• Автоматизация и иные технологические новшества, вытесняющие физический труд.

• Конкуренция иностранных производителей, вызвавшая спад в ряде отраслей американской промышленности и рост безработицы.

• Переход Соединенных Штатов к «постиндустриальной» экономике. Постоянный рост количества рабочих, занятых в предприятиях сферы обслуживания — гостиницах, ресторанах, магазинах розничной торговли.

Несмотря на сокращение рядов, организованное рабочее движение в Соединенных Штатах сохраняет силу. Труд членов профсоюза оплачивается по более высоким ставкам, чем труд неорганизованных рабочих. Постоянно сокращалась продолжительность рабочего дня. В соответствии с многими нынешними соглашениями между нанимателями и нанимаемыми, рабочая неделя не превышает 40 часов. Большинством подобных соглашений устанавливаются солидные дополнительные льготы, включающие медицинские и пенсионные страховочные программы. По мере того как процент членов профсоюзов по отношению к общей рабочей силе сокращался, профсоюзы реагировали расширением сферы деятельности, привлекая служащих федеральных, штатных и местных ведомств, а также и других профессиональных кругов. Профорганизаторы вели упорные кампании по сплочению и обеспечению лучших условий труда таких разнообразных групп населения, как учителя государственных школ и сезонные сельскохозяйственные рабочие. Так организации американских трудящихся надеются ответить на вызов, который бросает им грядущее.